Главная » ОБЩЕСТВО » «Уже погибала»: 99-летняя пенсионерка водит танк и прыгает с парашютом

«Уже погибала»: 99-летняя пенсионерка водит танк и прыгает с парашютом

Мария Семенова. Когда Марии Колтаковой было 93, она впервые прыгнула с парашютом — в память о брате Жене, который не вернулся с войны. Он очень любил небо. Это не единственный экстремальный опыт белгородской «стальной бабушки»: она была штурманом на джип-триале, выполняла фигуры высшего пилотажа на планере, погружалась под воду с аквалангом и водила танк. Мария Денисовна до сих пор верит в Деда Мороза и пишет ему письма: просит миру — мир, а себе — здоровья. И каждую ночь мысленно разговаривает с погибшими однополчанами — рассказывает, что не зря воевали.

«Шамаева убита»

Когда 22 июня в 12 часов дня Молотов объявил, что началась война, десятый класс, в котором училась Маша Шамаева (девичья фамилия Марии Денисовны. — Прим. ред.), в полном составе явился в военкомат. Мальчиков отправили на военную подготовку, девочек в госпиталь — учиться обрабатывать и перевязывать раны.

Мария окончила школу медсестер, попала в 303-ю Сибирскую добровольческую дивизию, а в апреле 1942-го ушла на фронт. В этом же году она и «погибла» — матери по ошибке прислали похоронку.

© Фото : предоставлено Ольгой Севериной

© Фото : предоставлено Ольгой СеверинойМария Денисовна в юности

Под Воронежем бойцы взяли с собой в разведку Марию — она была санинструктором. В какой-то момент сказали: «Мы дальше, Маша, а ты будь здесь». Вернулись с «языком», увидели — вся земля вокруг перерыта взрывами, медсестры нигде нет.

В штаб доложили: «Шамаева убита». На самом же деле девушку лишь ранило, она успела отползти в сторону и потеряла сознание. Когда очнулась, перевязала рану и добралась до своих траншей. Из госпиталя первым делом написала подробное письмо матери — чтобы та знала, что дочь жива.

После Воронежа были Курск, Сумы, Киев, Львов, Дуклинский перевал в Польше. Победу Мария Денисовна встретила в Праге.

Голубые глаза, кудрявый чуб

После войны Шамаева приехала домой, в Белово Кемеровской области, а вскоре перебралась на Западную Украину — устроилась медсестрой в воинскую часть. Там встретила Александра Колтакова, с которым вместе сражалась в 121-й стрелковой дивизии. У него был кудрявый чуб, голубые глаза, он неплохо играл на баяне. В 121-й по нему вздыхали многие, но Колтаков был женат, имел двоих детей.

Встретив Марию после войны, начал ухаживать. Она возмутилась: «Вы женаты! У вас дети!» — Усмехнулся: «Был женат. Пока воевал, нашла другого».

"Жену его тоже можно понять. Они с белгородчины, там немцы такого натворили — земля на полтора метра пропитана кровью и соляркой, напичкана железом. Надо как-то выживать, и она сошлась с участником войны, инвалидом — у него паек побольше. Когда Александр Васильевич приехал за разводом, она сказала: "Видишь, у меня на руках инвалид, забирай детей, а я буду тащить это ярмо". Он взял сына и дочь и с таким приданым вернулся к Марии Денисовне", — рассказывает историю семьи Колтаковых белгородка Ольга Северина.

Ольга — журналист и член правления регионального отделения Российского фонда мира, она много лет помогает Марии Денисовне.

© Фото : предоставлено Ольгой Севериной

© Фото : предоставлено Ольгой СеверинойМария Денисовна

Колтакова росла в семье, где было девять детей, — сегодня, кроме нее, жива только младшая сестра Валентина. Они постоянно созваниваются. Валентина часто рассказывает, как Мария уходила на фронт: «Помню, как плакала. Вы стояли в товарном вагоне, все в серых шинелях, с одинаковыми прическами: все косы отрезали. Поезд тронулся, и вы запели песню «Прощай, любимый город».

Приемные дети и муж Колтаковой уже умерли. Сейчас она живет с дочерью Людмилой. Той уже за семьдесят, перебралась из Алма-Аты в Белгород, чтобы ухаживать за матерью.

«Мечтала поехать с Женей»

Всю жизнь Мария Денисовна мечтала прыгнуть с парашютом. До войны ее старший брат Евгений увлекался парашютным спортом, Маша уговаривала взять ее с собой на тренировочный прыжок.

"Пятого сентября 1945-го я приехала домой, а на столе у мамы две похоронки: одна — на брата Женю, который 19 августа того же года погиб на Курильских островах. Вторая — что меня убили под Воронежем", — рассказывает Колтакова.

Мария Денисовна часто думала: «Когда умру, никто не будет помнить о Жене. И обо мне тоже, но за себя не обидно». Так родилась идея: прыгнуть с парашютом и посвятить прыжок памяти брата. Осуществить смелую идею помогла Ольга с друзьями — Михаилом и Оксаной.

© Фото : предоставлено Ольгой Севериной

© Фото : предоставлено Ольгой СеверинойМария Денисовна с инструкторами

«Пошли в ДОСААФ. Там говорят: «Вы что, с ума сошли, ей же 93″. Стали писать в другие города. Как только узнавали про возраст, отказывались — никто не хотел брать ответственность», — вспоминает Северина.

Чтобы Мария Денисовна не падала духом, предложили ей путешествие — спросили, где она всегда мечтала побывать. Сказала: «В Брестской крепости». Поехали, заодно посетили Беловежскую пущу и поместье Деда Мороза. Там Мария Денисовна, не утратившая веры в зимнего волшебника, шепнула ему на ушко: «Хочу прыгнуть с парашютом».

И вскоре одна компания в Крыму пошла навстречу — Колтакова прыгнула с высоты три тысячи метров в тандеме с инструктором. На вопрос, не боялась ли, Мария Денисовна отмахивается: «Было бы страшно, мы бы не закончили войну, а это просто спортивный интерес».

«Вы зачем меня по спине кулаком били?»

Еще одно приключение «стальной бабушки», как ее прозвали белгородцы, — полет на дельталете. В пассажирском кресле, конечно.

«Полетали, приземляются. Снимаем с Марии Денисовны шлем, расстегиваем страховочные ремни, помогаем ей встать на землю, а она вообще без настроения. Вадим, пилот, подходит: «Мария Денисовна, вы что меня по спине били кулаком?» — «А чего ты так низко летал?» — «Да я думал, вам страшно, поэтому тихонько. Ну раз так, тогда поехали». Опять одели их, и он такие пируэты выделывал! Вот она была довольна!» — рассказывает Ольга Северина.

© Фото : предоставлено Ольгой Севериной

© Фото : предоставлено Ольгой СеверинойПеред стартом дельталета

«Стальная бабушка» еще водила танк и опускалась под воду, но без восторга: «Не мое, а вот небо — это да». Мария Денисовна не умеет плавать и боится воды — в детстве едва не утонула в Енисее. Но привыкла переступать через себя и, когда предложили совершить погружение в бассейне вместе с инструктором, не отказалась. Так она стала самым пожилым дайвером России. Всего в Книгу рекордов России Колтакова попадала тринадцать раз.

"Мария Денисовна ставит рекорды в память о погибшем брате и девчонках санроты. Всех до сих пор помнит поименно. Она инвалид первой группы: сахар, давление, болят ноги, недавно упала. Но даже если не может выйти на улицу, проходит по дому не меньше тысячи шагов. У нее все со смыслом, каждый ее день — память о фронтовых товарищах", — говорит Северина.

Дочь Людмила к необычным увлечениям матери привыкла: «Я не вмешиваюсь. Моя задача — ее накормить, уложить, погулять».

В январе Марии Колтаковой исполнится сто лет. Она не загадывает, что будет дальше, но не сомневается: впереди ждут новые рекорды.

Источник

Оставить комментарий