Главная » ПОЛИТИКА » ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА » Компартия Италии: 30-я годовщина самороспуска

Компартия Италии: 30-я годовщина самороспуска

Свержение власти буржуазии, отмена капиталистических порядков и установление диктатуры пролетариата. Все это программные цели Коммунистической партии Италии (КПИ), которая опиралась на рабочих и крестьян. Она была образована в 1921 году на съезде в Ливорно левой группой во главе с Амадео Бордигой и Антонио Грамши, вышедшими из состава Итальянской социалистической партии (ИСП). В 1926 году КПИ была запрещена фашистским режимом Бенито Муссолини, ее лидер Антонио Грамши арестован, партию возглавил Пальмиро Тольятти, находившийся в то время в Москве. Оставшиеся в Италии коммунисты продолжали борьбу в подполье, многие эмигрировали. Во время Второй мировой войны итальянские коммунисты были одной из основных сил в движении Сопротивления.

После разгрома фашизма партия, которая к тому времени сменила название и стала называться Итальянская коммунистическая партия (ИКП), превратилась в одну из крупнейших ‒ если не крупнейшую ‒ политическую партию страны, особенно заметно было ее влияние в центральной Италии. В первые послевоенные годы коммунисты участвовали в работе правительства, но с 1947-го их туда фактически не допускают.

Почему так произошло, рассказывает в интервью радио Sputnik доктор политических наук, профессор кафедры дипломатии МГИМО Татьяна Зонова:

«После войны в Италии образовалась самая большая коммунистическая партия в Европе, она фактически была равна по объему правящей Христианско-демократической партии, и даже по влиянию в известной степени. И эта партия имела тесные связи с Москвой, с Кремлем, она, правда, не призывала к революции, поскольку была договоренность, что они пойдут парламентским путем, и это положение было одобрено Советским Союзом. Тем не менее, когда принимался «план Маршалла» в 1947 году, была достигнута договоренность, что в правительстве Италии не будет компартии. Поэтому начиная с выборов 1948 года коммунисты не могли входить в кабмин, они представляли оппозиционные силы, тем не менее, они постоянно наращивали свой электорат».

В 1970-е годы Италия была, пожалуй, одной из самых «левых» европейских стран. Социалистические и коммунистические идеи пользовались популярностью, а одной из самых читаемых газет в стране была «Унита», которую издавали коммунисты. Популярности левых способствовали не только харизматичные политики, но и разрабатывавшиеся в тот период теоретиками ИКП идеи «еврокоммунизма»: вместо установления диктатуры пролетариата они выступали за создание «демократического режима нового типа».

В 1976 году итальянские коммунисты во главе с Энрико Берлингуэром получили на парламентских выборах треть голосов, отстав от правящей Христианско-демократической партии (ХДП) только на 3%. Лидер христианских демократов Альдо Моро решил признать успех коммунистов и заявил, что необходима «более широкая конвергенция между ХДП и другими партиями, включая коммунистов». Моро выдвинул идею «исторического компромисса» (Compromesso Storico) – вернуть итальянских коммунистов в правительство. Моро убедил однопартийцев. Однако левые радикалы в Италии возмутились, что коммунисты идут на сговор с правящей партией буржуазии.

Дальнейшие бурные события, по сути, перечеркнули будущее компартии, говорит Татьяна Зонова:

«К 70-м годам стало совершенно очевидно, что без коммунистов довольно трудно править Италией, тем более был разгул терроризма, нужно было решать какие-то проблемы. Встал вопрос, можно ли включить коммунистов в правительственное большинство? Политики и политологи говорили о том, что в Италии несовершенная демократия. Под совершенной понималось чередование правящих и оппозиционных сил. В Италии этого не могло произойти, потому что на компартию был наложен запрет. Коммунисты под руководством Энрико Берлингуэра пошли по пути еврокоммунизма, они были на грани разрыва с СССР, критиковали политику Москвы, считали, что НАТО является надежной гарантией от всякой агрессии. 70-е годы в Италии были «годами свинца», они требовали какого-то разрешения. Берлингуэр и руководители ХДП боялись правого переворота в Италии, поскольку были попытки в Греции и в Чили. Поэтому была достигнута договоренность между Берлингуэром и Альдо Моро, что коммунисты перестанут быть оппозицией и войдут в правительственное большинство. Когда Моро как раз ехал в парламент, чтобы доложить об этих проектах, его похитили члены экстремистской группировки «Красные Бригады» (Brigate rosse) и потом убили. Исторический компромисс не состоялся».

Неизвестно, какое будущее ждало бы Италию, если бы не гибель Альдо Моро. 16 марта 1978 года политика похитили и убили через 54 дня. Его тело нашли в багажнике изрешеченного пулями красного «Рено». Итальянские коммунисты не получили шанса войти в правительство. А примиренческая внутренняя итальянская идея «исторического компромисса» породила грандиозный раскол и неприятие как в самой Италии, так и за рубежом – в США и Советском Союзе (по разным, естественно, причинам).

Советское вторжение в Афганистан в 1979 году привело к полному разрыву ИКП с Москвой. В следующем году партия не поехала в Париж на Конференцию коммунистических и рабочих партий. Идеологически во многом независимые от СССР итальянские коммунисты долго держалась на политической арене страны и после разрыва с Москвой.

Десятого ноября 1989 года, на следующий день после падения Берлинской стены, генеральный секретарь ИКП Акилле Оккетто заявил о необходимости реформ. Было предложено поменять название партии и принять социал-демократическую программу. 3 февраля 1991 года ИКП официально преобразуется в Демократическую партию левых сил (ДПЛС), которая вступает в Социалистический интернационал. Итогом преобразований стала Демократическая партия, которая отказывается от социал-демократических установок.

Несогласное с курсом Оккетто партийное меньшинство в том же 1991 году создает Партию коммунистического возрождения. Она существует и по сей день, но ее популярность среди избирателей, мягко говоря, невелика.

Идеи коммунизма в Италии сегодня номинально исповедует и еще одна партия ‒ «Итальянские левые». У нее, как и у «Коммунистического возрождения», в качестве идеологии провозглашен еврокоммунизм. Но тот ли это еврокоммунизм, о котором шла речь в 70-е ‒ да и коммунизм ли это вообще?

Источник

Оставить комментарий