Главная » ПОЛИТИКА » ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА » Молчание главы Росприроднадзора на фоне ЧП в Норильске становится скандальным

Молчание главы Росприроднадзора на фоне ЧП в Норильске становится скандальным

«Разве ты не понимаешь, что молчанием ты соглашаешься с обвинителем?» Судя по всему, именно эта фраза из трагедии Софокла послужила первоисточником для латинской пословицы Silentium videtur confessio. Не известно, знает ли глава Росприроднадзора Светлана Радионова латынь, но с русским эквивалентом крылатого выражения наверняка знакома: «Молчание — знак согласия». И, тем не менее, продолжает молчать по поводу расследования Фонда борьбы с коррупцией и ряда других не менее скандальных фактов.

Напомним, что ФБК, исследуя дела чиновницы с довольно скромным по правительственным меркам доходом (4 миллиона 883 тысячи рублей за 2017 год), нашел кучу разнообразной недвижимости, оформленной главным образом на родителей-пенсионеров. Причем не только в столице нашей Родины, но и во Франции. Общая стоимость квартир и вилл, находящихся в собственности семейства, составляет, если верить разоблачителей, 720 миллионов рублей.

Есть и некоторые иные обстоятельства, требующие прояснения. Согласно сообщениям в СМИ, Светлана Радионова прилетела 3 июня в Норильск, а 5-го вернулась обратно (в дорогу главу ведомства, понятно, позвала случившаяся там экологическая катастрофа) на бизнес-джете, принадлежащем «Норильскому никелю» — компании, в епархии которой и произошло это ЧП вселенского масштаба. Кто и как оплачивал полеты и оплачивал ли вообще — не известно.

И, наконец еще один скандал — теперь уже в самом ведомстве. Василий Рябинин, замначальника норильского подразделения Росприроднадзора, публично обвинил свое начальство в попытке скрыть, замолчать катастрофу. По его словам, о случившемся ему стало известно практически сразу после аварии. Соответствующий доклад был незамедлительно отправлен «руководству».

Однако сперва вообще не было никакой реакции, а потом поступило указание ничего не предпринимать. «Странная такая ситуация», — удивляется Рябинин. Зашевелилось ведомство лишь спустя два дня, когда информация о катастрофе дошла до самого высокого начальства. Но и после этого продолжались попытки приуменьшить ее масштаб.

В ответ на несогласие с таким подходом Рябинину было объявлено, что он отстраняется от проверки. Сейчас строптивый госэколог ждет увольнения. А, может, и чего похуже. По словам Рябинина, его жена «скрывается с детьми у знакомых».

Да, это, конечно, односторонний взгляд на ситуацию. Да, возможно, все это — клевета и провокация. Но что же делать, если вторая сторона как воды в рот набрала? Ни слова, ни полслова ни о дорогих квартирах, ни о «норникелевском» бизнес-джете, ни об обвинениях со стороны своего сотрудника.

Похоже, это вообще фирменный стиль главы Росприроднадзора. Судя по тем социальным сетям, где присутствует Радионова, дама она весьма неразговорчивая. Хотя присутствует много где — и в Instagram, и во «Вконтакте», и в Facebook. Причем, если верить ее интервью годичной давности, «вплелась» она сюда не ради проформы: «Мы живем в ХХI веке, и соцсети – это один из способов общения, хорошая возможность обмениваться информацией».

Но на деле общение выглядит, мягко говоря, странно. Взять, например, недавний пост Радионовой во «Вконтакте» (впрочем, в других соцсетях точно такие же записи), посвященный Дню эколога (5 июня): «Для меня этот праздник — время подведения промежуточных итогов, когда я могу оглянуться и посмотреть, сколько всего мы успели сделать… Признаюсь, было непросто. Но коллеги быстро сориентировались, перестроили все процессы так, чтобы не терять в эффективности…»

А вот характерные комментарии: «Ничего вы не сделали, отмечать праздник на фоне разлива топлива — кощунство… Этой катастрофы не было бы, если бы были экологи и настоящий Росприроднадзор в Норильске… Нет никакого праздника, есть памятный день, практически траурный из-за катастрофы в Норильске, которая показывает, насколько прогнила вся система государственного контроля… Мадам, вы почему летели в Норильск на самолете, который вам предоставил «Норникель»?.. Вы, как юрист, должны знать, что факт использование государственным служащим частного самолета для исполнения своих служебных обязанностей является взяткой должностному лицу… Интересно откуда у главы Росприроднадзора элитная недвижимость во Франции?»

То ли эффективность ведомства все-таки не так велика, как представляется Радионовой, то ли читатели упорно не желают замечать ее успехи. Прекрасная, кстати, возможность обменяться с ними информацией — показать, как неправы пессимисты, ответить на беспокоящие общество вопросы. Но — ни ответа, ни привета.

В некоторых случаях молчание чиновницы выглядит прямо-таки вопиющим. Вот, например, что пишут Радионовой из Магнитогорска: «Сделайте что-нибудь! Магнитогорск задыхается! Вонь с ММК (Магнитогорский металлургический комбинат. — А.В.) нереальная! Мы задыхаемся! Если ваши подчиненные не справляются, стойте сами возле цехов и фиксируйте нарушения, а потом закрывайте их к черту! Они нас задушат, фашисты проклятые! Мы в отчаянии! Мы когда до вас докричимся? Срочно, срочно примите меры!»

А это — глас из того же региона: «Может и Челябинск заметите? У нас так каждый день! Травят людей!». А это — Омск: «Каждую ночь при ветре с промзоны у нас в квартирах газовая камера. А ветер этого направления уже две недели. Выбросы только увеличились. Жители Омска мечтают покинуть его…» И так далее, и тому подобное.

Можно, правда, предположить, что ответы скрыты от публики. Что помощь идет — без лишней ажитации и рекламы. Но красивая теория разбивается, во-первых, о тот факт, что жалобы повторяются. А, во-вторых, львиная их доля посвящена как раз описанию безуспешных попыток достучаться до Росприроднадзора и его главы. Тенденция, однако.

Трудно пока сказать, провинилась ли Светлана Радионова перед государством и обществом в финансово-административном смысле. Презумпция невиновности — это святое. Но, что касается ответов на вопросы, висящие в воздухе (а кое-где — в смоге), она — а, соответственно, и те, кто назначил ее на этот пост, — в весьма большом долгу.

И лучше не медлить с «оплатой». Тактика «собаки лают — караван идет» неплохо работала в прежние времена, но сегодня вряд ли можно рекомендовать ее чиновникам.

Источник

Оставить комментарий