Главная » ОБЩЕСТВО » В Москве подростка год держали в интернате из-за шутки

В Москве подростка год держали в интернате из-за шутки

Лидия Белькова. Шестнадцатилетняя школьница из Москвы больше года провела в интернате, куда ее отправили из-за неудачной шутки. Мать уверена: органы опеки изъяли дочь незаконно, подделав документы. После обращений в прокуратуру перед праздниками девушку все же отпустили домой. Теперь ждут суда. В подробностях семейной драмы разбиралось РИА Новости.

Художница Оксана Романова растила Диану (имя изменено) одна. В воспитании придерживалась консервативных взглядов: девочка посещала церковные службы, воскресную школу, помогала по дому. Трудности во взаимопонимании начались три года назад: тринадцатилетняя дочь отказалась слушаться.

"Она упертая, у нее всегда по-своему, — говорит Оксана Романова. — Но ведь практически все родители следят, чтобы дети делали уроки или, например, убирались. Что здесь такого?"

После очередной ссоры в 2017-м Диана сбежала из дома. Мать обратилась в правоохранительные органы, девочку нашли и поставили на учет.

Она бунтовала, требовала больше свободы — особенно когда строгая мать не отпускала на свидания.

"Говорила, что хочет быть как все, — вспоминает Оксана. — Угрожала, что бросится под машину. Успокоить сама ее я не могла. Врач посоветовала обратиться в психиатрическую больницу, где, я надеялась, дочери помогут".

Вскоре после клиники Диану забрали в интернат.

«В больнице мне дали подписать бланк выписки. На следующий день внезапно ее увезли в приют без моего ведома. Якобы я отказалась от собственного ребенка», — объясняет Романова.

Женщина обратилась в Православный правозащитный аналитический центр (ППАЦ) и по совету юристов подала заявление в опеку. Проблему решили, и девочка вернулась домой.

Подписи под кальку

Позже сотрудники ППАЦ выяснили, что подписи матери в бумагах о передаче ребенка в приют могли подделать. По мнению адвокатов, сотрудники явно превысили должностные полномочия. По крайней мере, к такому выводу пришли эксперты исследовательского центра «Независимая экспертиза» (копия документа есть в распоряжении редакции).

"Мама "расписалась" не только в добровольном помещении в интернат, но и об оказании целого списка услуг: на розыск Дианы в случае побега, проведение диспансеризации, работу с психологом и так далее. Подписи, по мнению специалиста, скорее всего, рисовали через стекло или через кальку", — пояснили в ППАЦ.

Юристы направили заявление в Следственный комитет и Черемушкинский суд Москвы, но ответа не получили.

В СК рассказали, что московские следователи проводят проверку по признакам преступлений, предусмотренных статьей 285 УК («Злоупотребление должностными полномочиями») и статьей 156 УК («Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»). Дальнейшие вопросы в ведомстве комментировать отказались.

На страже детства

На этом проблемы в семье Романовых не закончились. Осенью 2019-го после очередного конфликта Диана пожаловалась однокласснице, что мама ее выгнала, поэтому она ночует в подъезде.

«Я гуляла с подругой и решила пошутить — сказала, что не живу дома, — вспоминает Диана. — Она восприняла все всерьез и сообщила классной руководительнице. Та даже не разобралась в ситуации, не спросила ни меня, ни маму, а позвонила в полицию. За мной сразу приехали и поставили перед фактом: я незамедлительно отправляюсь в отделение и связаться с мамой не могу».

Многочисленные попытки вернуть Диану пресекали сотрудники опеки и приюта. Оксане не давали даже видеться с дочерью.

«Когда мама приезжала меня навестить, ее либо не пускали, либо скрывали от меня, либо не разрешали мне выйти из здания. Я поняла, что совершила ошибку. Пыталась донести до взрослых, что хочу жить с мамой, но меня никто не слушал и не интересовался моим мнением», — говорит подросток.

В приюте девушка пыталась покончить с собой.

"Хотела привлечь внимание, чтобы меня хоть так услышали, — объясняет она. — Я жила как в тюрьме. Ничего плохого не сделала, но обходились со мной, наверное, хуже, чем в СИЗО".

В департаменте соцзащиты Москвы РИА Новости сообщили, что мать больше семи месяцев не подавала ходатайство о возвращении дочери, и комиссия по делам несовершеннолетних намерена ограничить Романову в родительских правах.

«К сожалению, мама не шла на контакт и не предпринимала усилий, чтобы восстановить отношения с Дианой. С девочкой мы ведем реабилитационную работу. Ей по-прежнему необходима помощь специалистов», — утверждают в соцзащите.

Чиновники добавляют: проверка инцидента с попыткой суицида не выявила нарушений в действиях сотрудников интерната.

Подарок к Новому году

Перед Новым годом Диана написала очередные жалобы в прокуратуру и опеку (есть в распоряжении редакции). В итоге девушку все же отпустили домой на праздники.

«Это лучший Новый год в моей жизни — с мамой, в кругу семьи. Мы вместе готовили салаты, катались на сноуборде, смотрели фильмы», — рассказывает она.

Однако воссоединение семьи может оказаться недолгим: 16 февраля Черемушкинский районный суд Москвы рассмотрит вопрос об ограничении Романовой в родительских правах. Этого добивается комиссия по делам несовершеннолетних.

В ожидании суда Диана с ужасом вспоминает о проведенном в интернате времени.

"Нет личного пространства, в комнате жили вдесятером. Отдохнуть нельзя ни ночью, ни днем. В начале пандемии, когда нас перевели на дистанционку, я не могла нормально учиться — на двух человек один стол. В приюте отказались выдать аттестат после девятого класса, и я не поступила в колледж".

Сейчас она хочет сменить школу, где к ней и маме «плохо относятся», а потом планирует поступить на факультет архитектуры или дизайна.

Диана говорит, что только после случившегося осознала: до 18 лет дети должны жить в семье и находить общий язык со взрослыми.

Источник

Оставить комментарий