Главная » ОБЩЕСТВО » Историк рассказал о роли СМЕРШа в летописи Нюрнбергского процесса

Историк рассказал о роли СМЕРШа в летописи Нюрнбергского процесса

Материалы о зверствах нацистов и их пособников на оккупированных территориях СССР в годы Великой Отечественной войны, которые собирала советская военная контрразведка, легли в основу открытых процессов над карателями, прошедших в 1943 году в Краснодаре и Харькове, и ставших предтечей Нюрнбергского трибунала, рассказал старший научный сотрудник НИИ военной истории Академии Генерального штаба Вооруженных сил России, генерал-лейтенант ФСБ в отставке, доктор исторических наук Александр Зданович.

Сбор информации о преступлениях, совершенных гитлеровцами и их приспешниками на советской земле, начался еще в 1941 году, отметил Зданович, выступая в субботу на форуме «Уроки Нюрнберга». «И все сообщения разведывательно-диверсионных групп НКВД, разведывательного управления Красной Армии, — все это накапливалось в органах государственной безопасности на предмет розыска и наказания преступников», — добавил он.

Когда в феврале 1943 года советские войска освобождали Краснодар, то в самых первых рядах в город вошли оперативно-розыскные и оперативно-следственные группы военной контрразведки. И им открылась страшная картина злодеяний, совершенных оккупантами, рассказал Зданович. К тому времени у органов госбезопасности имелись также и сведения, полученные от своих зафронтовых групп, работавших в Краснодарском крае и передававших сведения о гитлеровцах и их пособниках, принимавших участие в массовых казнях советских граждан.

Массовые убийства в «душегубках»

Зданович зачитал выдержки из записки, направленной в начале марта 1943 года начальником Особого отдела НКВД по Северной группе войск Закавказского (впоследствии Северо-Кавказского) фронта, комиссаром госбезопасности Михаилом Белкиным своему вышестоящему руководству в НКВД.

Как сообщал Белкин, оперативные группы военной контрразведки в Краснодаре арестовали с 12 февраля по 1 марта 1943 года 47 человек, причастных к массовым казням советских граждан. Было задержано 3 сотрудника гестапо, 18 агентов гестапо, 20 человек из зондеркоманды СС 10А, 9 предателей и еще несколько десятков членов так называемой вспомогательной полиции, также участвовавших в казнях мирных граждан.

Было установлено, что основной костяк зондеркоманды СС 10А состоял из 70-80 человек — бывших военнопленных Красной Армии, согласившихся служить гитлеровцам, антисоветского и уголовного элемента. Этой группе подчинялся добровольческий казачий отряд численность 150-200 человек из жителей местных станиц, рассказал Зданович. «По этой зондеркоманде работала специальная оперативная группа», — отметил историк.

Зондеркоманда СС 10А зверски истребила в Краснодаре более 4 тысяч человек, включая женщин, стариков и детей. Помимо мучительных пыток фашисты использовали специально приспособленные машины для удушения людей угарным газом — «душегубки». Мертвых сбрасывали в противотанковые рвы вблизи города. Для экспертизы массовых захоронений тел военные контрразведчики привлекло специальную судебно-экспертную комиссию из числа краевых специалистов-медиков и химиков.

«Вот эти материалы точно повлияли на принятие окончательного решения провести как открытый судебный процесс в будущем, так и открытые процессы еще в ходе Великой Отечественной войны», — подчеркнул Зданович.

По его словам, 19 апреля 1943 года произошли два события, важных для понимания механизма подготовки и проведения трибуналов над карателями.

«Было реорганизовано Управление особых отделов НКВД и создано Главное управление контрразведки Наркомата обороны под названием СМЕРШ. И в этот же день был издан указ Президиума Верховного Совета СССР о наказании нацистских преступников, выявленных к тому времени, и определены суровые меры. Если было доказано совершение зверств конкретным человеком, он подлежал повешению. Всем остальным пособникам — от 15 до 20 лет каторжных работ. Другого варианта не предусматривалось», — сказал Зданович.

Самый первый процесс

После этого началась подготовка к суду над карателями в Краснодаре. «Это вообще первый процесс, который прошел над нацистскими преступниками и их пособниками на территории Советского Союза», — отметил историк.

«Были сформированы бригады журналистов, писателей, кинематографистов-документалистов, которые освещали процесс», — добавил Зданович. На трибунале присутствовали и представители зарубежной прессы. В качестве члена Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний карателей на процессе работал писатель Алексей Толстой.

«Всю подготовку этого процесса провели сотрудники контрразведки СМЕРШ Северо-Кавказского фронта. Все они были представлены к орденам и медалям», — сказал Зданович.

Процесс открылся 14 июля 1943 года в Краснодаре в помещении кинотеатра «Великан». На скамье подсудимых оказались бывшие члены зондеркоманды СС 10А — ее следователь Тищенко, командир отдельного карательного отряда Пушкарев, и другие, всего 11 человек.

Семнадцатого июля 1943 года трибунал приговорил восемь человек к смертной казни через повешение, а троих — к 20 годам каторжных работ. Судебное решение на первом открытом процессе одобрительно встретили все присутствовавшие, включая иностранцев. На следующий день приговоренные к казни взошли на эшафот на площади в центре Краснодара в присутствии около 50 тысяч человек, рассказал Зданович.

«Этот процесс имел большой резонанс. В войну в кинотеатрах перед каждым фильмом шел киновыпуск новостей. В них было очень много кадров судебного процесса и казни. И никто не говорил, что негуманно это показывать. Показали так, как было», — отметил историк.

По словам Здановича, у открытого процесса в Краснодаре было еще две цели – продемонстрировать бойцам и командирам Красной Армии, какие зверства творил немцы на оккупированной территории, чтобы придать войскам дополнительный наступательный порыв, а местным жителям показать, что среди них еще скрываются преступники, которых надо выявить и покарать.

По мере того, как Красная Армия продвигалась вперед, освобождая от гитлеровцев захваченные территории, практика проведения открытых судебных процессов продолжилась. «В конце 1943 года прошел аналогичный процесс в Харькове. Он тоже готовился контрразведкой СМЕРШ», — отметил Зданович.

Тем самым практика трибуналов оттачивалась, совершенствовалась доказательная база и формулировки обвинительных заключений, добавил историк. «Поэтому нельзя писать историю Нюрнберга без этих процессов, ставших его предтечей», — резюмировал историк.

Партнер Международного форума «Уроки Нюрнберга» — агентство РИА Новости медиагруппы «Россия сегодня» — подхватило инициативу форума и запустило Мультимедийный исторический проект «Нюрнберг. Начало мира» к 75-летию с начала главного судебного процесса ХХ века. На основе уникальных архивных и музейных свидетельств, фотографий, карикатур, фото- и видеоматериалов проект расскажет о Трибунале в формате подкастов, VR-реконструкций, перформансов. Портал проекта nuremberg.media стартовал 19 ноября на русском, немецком, французском и английском языках и будет работать в течение года.

Источник

Оставить комментарий