НЕ ПРОПУСТИ
Главная » АВТОРСКОЕ МНЕНИЕ » Военно-морские учения НАТО: инциденты, реальность, задачи

Военно-морские учения НАТО: инциденты, реальность, задачи

Руководство НАТО ставит рекорды по количеству параллельно проводимых морских учений. Корабли Североатлантического альянса в ходе маневров отрабатывают совместные действия в морях: Черном, Северном и Средиземном. Общественность в ожидании последствий от повышенной активности альянса на море.

Большинство военно-морских учений НАТО проходят под видом противоминных маневров, направленных на отработку взаимодействия между союзниками в ходе операций на море. Концепция учений «Посейдон», «Песчаный берег» и «Дайнемик Мув», судя по официальному пресс-релизу, не получила каких-либо нововведений.
Совокупно в учениях принимает участие около 3500 специалистов и 22 военно-морских корабля из 11 стран НАТО. Из этого следует, что масштаб таких мероприятий требует довольно крупных, но адекватных финансовых вложений при условии, что все будет проходить в штатном режиме. Учитывая опыт прежних военно-морских маневров, заявлять о подобном никто из официальных представителей уже не решается.
Зарубежные СМИ все чаще стали углубляться в актуальные проблемы судоходства, связанные с инцидентами, провоцируемыми военными кораблями НАТО. Согласно недавно опубликованным статистическим данным, только за последние два года произошло около 240 задымлений или пожаров на бортах судов, входящих в состав военно-морских сил стран Североатлантического альянса. Огромное количество таких аварий стало причиной столкновений с другими судами.
Многочисленные заявления причастных к ВМС стран НАТО служащих по поводу подобных инцидентов зачастую направлены на смягчение реакции независимых информационных агентств. Только вот независимо от этого реальность остается достаточно прискорбной.
Некоторые из этих эпизодов и вправду можно считать незначительными. Однако серьезные происшествия были и остаются суровым напоминаем о том, что военные корабли статистически привносят в мир больше деструктивных моментов, нежели обеспечивают чью-либо безопасность.
Кто-то называет главной причиной таких аварий состояние военно-морских судов, построенных в 1990-х годах, которые сейчас находятся во второй половине своего эксплуатационного срока и требуют повышенного внимания со стороны ремонтно-технических служб. Другие говорят о низкой подготовленности персонала, проходящего службу на кораблях стран НАТО. Ну а третьи оправдывают своих подчиненных и списывают все на «невезение», которое на сегодняшний день все больше становится похоже на закономерность. Независимо от мнений, факты таких инцидентов говорят сами за себя.
Публично сообщалось только о нескольких подобных происшествиях. Вице-адмирала Арта Макдональда, командующего Королевским флотом Канады, спросили про другие эксцессы после того, как CBC News собрал серию анекдотических отчетов от моряков про случаи, о которых не сообщалось в СМИ. Макдональд в свою очередь заявил, что «неупомянутые события были не столь значительны, чтобы получать всенародную огласку». Это говорит о том, что, по очевидным причинам, военно-политическое руководство стран НАТО старается умалчивать о «незначительных недоразумениях», связанных с флотами и армиями.
Роб Хьюберт, эксперт по обороне из Университета Калгари, отмечает, что все военные корабли по своей природе опасны, причем как для самих моряков, так и для окружающей среды. Огонь, особенно в море, может «убить очень быстро». Кроме того, выбрасываемое судами топливо и отработанные в ходе учений боеприпасы наносят непоправимый ущерб экосистеме морских акваторий.
В опубликованном сообщении на фанатском паблике U.S. Navy Blue Angels, посвященном военно-морским силам НАТО, один из бывших моряков, предположительно проходивший службу на Бельгийском минном тральщике типа «Астер», описал один из инцидентов, произошедших в ходе учений:
– «Помнится, я тогда изучал морскую карту на столе квартирмейстера в диспетчерской. Я знал, что неподалеку находятся еще два наших корабля, а мне была поставлена задача поднимать оперативные позиции.
Тональный голос старшины каждые несколько секунд сообщал информацию о пеленге, дальности и скорости кораблей. В диспетчерской Я заглянул через плечо старшине. Цветной монитор на панели системы управления огнем отображал положение судов относительно друг друга.
Взволнованный голос из диспетчерской сообщил, что «второй» внезапно изменил курс. У нас были секунды, чтобы среагировать. Все, что командир успел сделать, это приказать слегка наклониться вниз и резко повернуть направо, чтобы избежать надвигающегося столкновения. Зам быстро передал приказ. Рулевой и штурман изо всех сил старались его выполнить. Их руки сжимали два полукруглых руля. Один повернут вправо, а другой слегка опущен. Лодка наклонилась вперед. Чашка кофе рухнула на палубу.
За секунды до того, как мы столкнулись, приглушенный хлопок раскачал лодку из стороны в сторону. Командир вызвал диспетчера для объяснений. Старшина сообщил о взрыве со стороны «третьего», который находился менее чем в 500 ярдах.
Оказалось, что на «третьем» в узле связи произошла авария, поэтому «второй» и двинулся в его сторону, чтобы оказать хоть какую-то помощь, из-за чего мы чуть и не столкнулись. Такое бывает, к сожалению, причем довольно часто. Пожар, конечно, в тот раз удалось локализовать в итоге, но потери мы тогда понесли не малые. О таком официалы не пишут», – рассказывает о происходящем очевидец.
Стоит отметить, что кроме очевидных проблем, вроде загрязнения окружающей среды или непредвиденных аварий, военно-морские учения в силу логистических особенностей наводной транспортировки грузов и перевозки людей по морю затрудняют гражданское судоходство.
Из-за нелинейности военно-морских маневров логистам судоходных компаний зачастую приходится отменять или изменять маршруты гражданских кораблей. Естественно, за этим следуют проблемы, связанные с задержкой поставки медикаментов, столь необходимых волонтерским организациям, или отсутствием строительных материалов, которые были предназначены для оперативного ремонта поврежденных энергетических станций. Самое главное, что все это только вершина айсберга в огромном океане проблем, вызванных непредсказуемостью последствий военно-морских учений альянса.
Некоторые представители военно-морских сил стран альянса и вовсе не стесняются рассказывать о реальном предназначении проведения подобных мероприятий. К таким относится адмирал ВМС США Майкл Гилдей. Именно он назвал «блокаду торговых судов», факты которой НАТО решительно опровергало стратегическим принципом, направленной на лишение России возможности использовать Мировой океан в своих целях, независимо от того военные эти цели, или гражданские. Говоря об этом, становится понятным, чего в действительности придерживается руководство Организации Североатлантического Договора.
Отправной точкой является признание того, что США вместе с союзниками в Европе и других странах обладают глобальным превосходством на море. Это говорит о том, что НАТО путем проведения военно-морских учений не только оставляет за собой право контроля передвижения гражданских судов, но и зачастую намеренно препятствует их логистике. Все это не очень подходит под описание деятельности «оборонительного альянса», да и вдобавок нарушает «Соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море и над ним», подписанное в мае 1972 года, практически по всем статьям.
Сегодня руководство НАТО решило побить всевозможные рекорды по затруднению деятельности судоходных компаний, перекрывая своими учениями одновременно три направления. Очевидно, что таким образом руководство блока пытается продемонстрировать своим военно-политическим соперникам широкие возможности флота перед лицом «вероятной угрозы». Но то, что от этого страдают куда более важные сферы, такие как экология и экономика, никто афишировать, естественно, не планирует.

Оставить комментарий