Главная » АВТОРСКОЕ МНЕНИЕ » Трампу не скажут «спасибо» за «Открытое небо»

Трампу не скажут «спасибо» за «Открытое небо»


Выход США из Договора по открытому небу спровоцировал активное обсуждение целесообразности этого решения, причем не только дипломатами и политиками из других стран. Будучи одной из мер, направленных на укрепление доверия между государствами, он является важным элементом архитектуры международной безопасности, и очевидно, что соглашение в значительной степени будет обесценено как для России, так и для остальных его участников.

Выдвинутая еще в середине XX века президентом США Эйзенхауэром, идея об «открытом небе» получила окончательное оформление в виде договора после окончания Холодной войны. Документ вступил в силу уже в новом тысячелетии, а его ценность определяется не только количеством участников (их 34), но и тем фактом, что он охватывает страны бывшего СССР, США и большинство членов НАТО. Указанные государства имеют право проводить наблюдательные полеты над территорией партнеров с целью повышения взаимного доверия в сфере контроля над вооружениями и предотвращения конфликтов.
Претензии США к российской стороне по вопросу ДОН заключаются в том, что Москва якобы извлекает больше преимуществ из прозрачности, вытекающей из соглашения, чем Вашингтон и их союзники, используя собранные данные в наступательных целях. Однако существует мнение, что для США связанные с отказом от своих обязательств издержки (как для безопасности, так и для репутации) намного перевешивают спорные риски от продолжения участия страны в договоре в его нынешнем виде.
Понятно, что современный уровень технологий позволяет США осуществлять сбор данных над территорией России при помощи спутников, и участие в ДОН существенно этот потенциал не усиливало. Чувствительным здесь является вопрос сотрудничества с союзниками – многие из них не обладают сопоставимыми техническими возможностями, а учитывая, что Вашингтон вряд ли готов во всех случаях предоставлять каждому из них секретные спутниковые снимки высокого разрешения, участие в соглашении предоставляло возможность получить хоть что-то. Информация, собранная в ходе каждого наблюдательного полета, формирует общую базу данных, к которой имеют доступ все участники соглашения. Она является фундаментом механизма урегулирования споров в случае возникновения кризисных ситуаций, тем самым договор, при должном выполнении участниками своих обязательств, может стать эффективным инструментом для недопущения военных инцидентов.
В заявлении США о выходе из ДОН утверждается, что Россия использовала договор для укрепления наступательных возможностей против США и Европы, что противоречит духу доверия, заложенному в договоре. Без дополнительной информации от администрации Трампа, раскрывающей суть предъявленного обвинения, трудно оценить его обоснованность. Вашингтон, в частности, ставит Москве в вину ограничение дальности полетов над Калининградской областью до 500 км, однако, в свою очередь, ограничил доступ российским самолетам к воздушному пространству над Аляской и Гавайями. К тому же, как указано в публикации российского МИД, посвященной ответам на вопросы по ДОН, в феврале 2020 г. Москва санкционировала миссию открытого неба над Калининградом с участием США, Эстонии и Литвы, дальность которой превышала установленный ранее предел.
В любом случае, трения между участниками соглашений являются нормальной практикой, их решение и является основной задачей в международных отношениях. Напротив, отказ от обсуждения предмета спора, выдвижение недостаточно обоснованных обвинений партнерам по договору и нежелание анализировать контраргументы становятся отличительными чертами дипломатии Трампа.
Сам по себе выход США не «убьет» Договор по открытому небу, но существенно снизит его ценность для России. Гипотетическое же аналогичное решение Москвы лишит соглашение всякого смысла, так как многие союзники США лишатся единственного источника достоверных данных, подтверждающих, что Россия не готовится к вооруженному вторжению на их территорию.
Данный шаг Вашингтона является примером случая, когда лица, принимающие решения, в дилемме между прозрачностью и безопасностью делают выбор в пользу последней. И все же представляется, что он был сделан не исходя из взвешенного расчета, а под влиянием собственного понимания национальной гордости, не позволяющей Америке участвовать в соглашениях, которые якобы не выполняются другими участниками. Возможная реакция союзников и вообще мирового сообщества либо не была принята во внимание, либо не учитывается как таковая – со всеми вытекающими из этого изъяна последствиями, в первую очередь для международной безопасности, но также и для самих США.

Оставить комментарий